Иконовед. История, культура, искусство


Иконовед. Библиотека
 
  Продать
икону
Купить
икону
Секреты
реставрации
Сюжеты
икон
Заметки
иконоведа
Библиотека  
 
 

БиблиотекаЖивопись Обонежья. Смирнова Э.С.От автораВведение-1Введение-2Введение-3Введение-4Введение-5История изучения «северных писем» 1История изучения «северных писем» 2История изучения «северных писем» 3История изучения «северных писем» 4Живопись Обонежья в Новогородское время (XIV — XV вв.)Икона «Апостол Петр». XIV векИкона «Апостол Петр». Происхождение. XIV векИкона «Илья» из деревни Пяльма. XIV векИкона Николы и Филиппа из Телятникова. XIV векОсобенности живописи северных областей. XIV векКультура Подвинья. XIV векЖивопись Обонежья в XV векеИкона «Пётр и Павел» из Пяльмы. XV векИкона «Евстафий и Трифон» из Пяльмы. XV векИкона «Сошествие во ад» из Сойгинцев. XV векИкона «Успение» из Кижей. XV векИконостасы обонежских церквейВыносная икона «Николы» из Пирозеро. XV векИкона «Деисус с избранными святыми» из Кондопоги. XV векКолорит обонежских иконИкона «Илья Пророк» из села Воробьево близ Машезера. XV векПоясная икона «Николы» из Вегоруксы. XV векИкона «Богоматери Знамение» из Вегоруксы. XV векИкона «Никола» из Пяльмы. XV векИкона «Никола в житии» из Теребужского погоста. XV векСеверная живопись XV векаОбонежье в XVI векеМонастыри в Обонежье в XVI векеИконостасы и убранство церквей в XVI векеРеконструкция иконостаса церкви Лазаря Муромского монастыряИконы «Покров» и «Чудо Георгия» из Теребужского погоста. XVI векСамобытность живописи Обонежья в XVI векеИконы «Покров» и «Страшный суд». XVI векИкона «Чудо о Флоре и Лавре, Власий и Спиридоний» из Типиниц. XVI векИкона «Святой Климент». XV векИкона «Деисус» из д. Есино. XVI векИкона «Святой Никола с избранными святыми» из д.Есино. XVI векИкона «Святой Власий» из-под Олонца. XVI векИкона «Преображение» из д. Суйсари. XVI векЖивопись Обонежья второй половины XVI векаЖивопись Двинской земли в XVI векеЗакономерности развития вологодской, двинской, обонежской живописиИкона «Никола в житие» из Ковды. XVI векИконопись и народное декоративное искусствоТенденции обонежской живописи в конце XVI векаСведения письменных источников о художниках на севереМонастырские иконописные мастерскиеСведения о художниках и писцах Двинской землиСведения о заказчиках книг и иконСельские иконописные мастерскиеЗаключение. Северные письмаЗаключение. Индивидуальность и гармония северной живописиДревнерусское искусство. Порфиридов Н.Г. Музей древнерусского искусства им. А. Рублёва. Л.М.Евсеева, В.Н.Сергеев.


Э. С. Смирнова. Живопись Обонежья

XV век. Икона «Никола в житии» из Теребужского погоста

Икона «Никола в житии» из Теребуржского погоста
Икона «Никола в житии» из Теребуржского погоста
(Икона ростово-суздальского круга)
XV век
Государственный Русский музей



 Рождество Николы. Клеймо иконы «Никола в житии» из Теребуржского погоста
Рождество Николы. Клеймо иконы «Никола в житии» из Теребуржского погоста
(Икона ростово-суздальского круга)
XV век
Государственный Русский музей



 Явление Николы трём мужам в темнице. Клеймо иконы «Никола в житии» из Теребуржского погоста
Явление Николы трём мужам в темнице. Клеймо иконы «Никола в житии» из Теребуржского погоста
(Икона ростово-суздальского круга)
XV век
Государственный Русский музей



От редакции сайта: Этот материал рассмотрен в примечаниях к предыдущему материалу, однако для удобства чтения и восприятия мы выделили его в отдельную статью.

Тот факт, что художники новгородского Севера имели возможность знакомиться с произведениями не только Новгорода, но и иных художественных центров подтверждается при анализе иконы Николы из Теребужского погоста (ГРМ, инв. 2091, воспр.: В. И. Антонова. Московская икона начала XIV в., рис. 4) Икона уже вошла в научную литературу, но ее датировка требует уточнения, а атрибуция — пересмотра. В. К. Лаурина («Станковая живопись Новгорода Великого...», стр. 167 — 169) относит икону ко второй половине XIV в., В. И. Антонова (ук соч., exp. 384) — к XIV в., В. Н. Лазарев («Искусство Новгорода», стр. 95) датирует eе XV в., что нам представляется наиболее правильным.

Икона должна быть отнесена к развитому XV в. На это указывают композиции средника с весьма свободно размеренной фигурой, удлиненные пропорции фигуры Николы в среднике, силуэт его узких покатых плеч, очень развитые композиции клейм. Некоторые сцены (например, «Рождество», «Обучение грамоте», «Явление Константину», «Спасение Василия») отличаются ярко выраженным пространственным построением, с двумя-тремя планами. Такие решения, известные во фресках и миниатюрах XIV в., станковой живописи этого времени не свойственны.

Передаче пространственной среды в этих сценах способствует не только расположение фигур, но и характер архитектуры. Здесь представлены легкие кивории на тонких колонках, высокие портики и базилики; их стройные пропорции подчеркнуты узкими окнами и входами. Здания эти изображены в сильных ракурсах с хорошо переданной перспективой. Палаты XIV в. обладали более грузными пропорциями и изображались более детализированною (членения фасадов, капители и базы колонн).

Фигуры в клеймах невелики по сравнению с размерами каждой сцены, что придает композициям большую легкость, чем в иконах XIV в. Манера ХV в. сказывается и в трактовке некоторых фигур: хрупкой, едва касающейся земли фигурке палача в сцене «Избавления от меча» и плавном силуэте лежащей роженицы в первом клейме. Наконец,предложенная датировка подтверждается и не свойственным более раннему периоду изображением скал — сильно наклоненных, с мелкими параллельными рядами лещадок. Что касается указывающих на более раннее время технических признаков '(накладные шпонки на деревянных гвоздях), то это может объясняться использованием в XV в. старой доски.

Все названные исследователи рассматривали икону среди круга памятников, стилистически связанных с искусством новгородской провинции. Такая атрибуция вызывает серьезные сомнения. Икона действительно отличается чертами провинциальности. Об ртом говорит сухость и плоскостность трактовки фигуры Николы в среднике, и его безжизненное лицо, и угловатость некоторых фигур в клеймах, и архаический прием выделения фигуры Николы более крупными размерами, использованный в ряде сцен, и сумрачность колорита, и ощущение скованности, внутренней напряженности героев, возникающее из-за их судорожно застылых поз и мрачных лиц.

Однако икона не имеет аналогий среди памятников новгородского круга. В ней совсем нет той резкости и остроты образа, которые столь характерны для новгородского искусства. Все приглушено, все смягчено и сдержанно. В самых «живописных» по исполнению новгородских иконах всегда в той или иной мере выступает линейное начало то в контурах, намечающих основные формы изображений, то в длинных протяженных бликах, то в узких глубоких тенях между складками одежд. Теребужская же икона написана в очень мягкой и сплавленной манере, соседние цветовые плоскости нигде не отграничены друг от друга линией, все очертания словно окутаны дымкой.

Совсем не по-новгородски выглядят лица, имеющие сумрачное, сосредоточенное выражение. Охра на них положена плавно и тонко, а санкирь имеет не свойственный Новгороду коричневый оттенок. Глаза окружены широкими тенями и кажутся глубоко запавшими, в отличие от наивных «вылезающих» черных точек зрачков в иконах новгородской провинции. Темные, но очень насыщенные оттенки болотно-Зеленого и красно-коричневого цветов, а также использованные в отдельных клеймах жемчужно-серый и молочно-голубой не встречаются, насколько нам известно, в иконах новгородской школы. Наконец, необычным для Новгорода является и архитектурный стаффаж с островерхими башенками и шатрами, с чистыми, гладкими стенами зданий, совсем не украшенными столь любимым новгородцами орнаментом.

Живопись новгородского Севера, как мы видели, прочно опиралась на традиции «метрополии». В иконах Обонежья этого времени всегда чувствуется новгородская основа. Между тем теребужская икона принадлежит совсем иной художественной культуре. Многие признаки иконы, чуждые новгородскому искусству, находят аналогии в памятниках, происходящих из среднерусских центров: Суздаля, Ростова, Коломны. Это и «плави» лиц, и мягкость живописи, и особенности неяркого, но насыщенного колорита, и близкое сходство некоторых деталей. Наиболее велики совпадения в архитектурном стаффаже. Так, невысокие башенки с красными кровлями в сценах «Поставление в епископы» и «Чудо о киевском отрочати» (верхнее и нижнее клейма правого поля) сильно напоминают архитектурный фон в суздальском «Покрове» XIV в. [В. И. Антонова, Н. Е; Мнева. Каталог, т. I, № 171; воспр.: «История русского искусства», т. Ш. М., 1955, стр. 11] и в одно из клейм «Николы, Исайи и Леонтия» второй половины XIV в. ив собрания Морозова [В. И. Антонова, Н. К. Мнева. Каталог..., т. I, № 172, воспр.: A. Гриценко. Русская икона как искусство живописи, вып. 3. М., 1917, стр. 178]. Храм в сцене «Преставление Николы», похожий на крещатую в плане постройку, аналогичен зданиям в иконе Николы из с. Павлова близ Ростова (левое нижнее клеймо) [В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог..., т. I, рис. 118] и в уже указанно клейме «Николы, Исайи и Леонтия». В целом здания в теребужской иконе (шатер в сцене с темницей, сильно скошенные кровли одноглавых храмов) сходны и постройками, изображенными в житийной иконе Бориса и Глеба из Коломны (В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог..., т. I, № 209, рис. 155, 157).

Мотивы базилики и портика являются традиционными для всего русского искусства ХV в. Но в живописи разных центров они получают различную интерпретацию. В теребужской иконе эти здания по изяществу пропорций и стройности колонн напоминают сооружения в памятниках среднерусских центров, а не бол весомые и материальные постройки в новгородских иконах.

В иконе из Теребужского погоста необычно изображена лодка в клейме с Дмитрием. Она встала вертикально, и ее нос нависает над фигурой юноши. Такое изображение мы знаем лишь в клейме иконы Николы из Коломны [В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог..., т. I, № 211; воспр.: «История русского искуства», т. III, стр. 75]. В сценах же «Чуда с ковром» представлены только фигуры участников. Такое решение несвойственно новгородским иконам, где всегда изображаются ландшафты и постройки («Никола в житии» из собрания Репникова в ГР погодинский житийный Георгий, «Никола в житии» XIV в. в Новгородском музее) Но оно встречается в памятниках средней Руси: в житийной иконе Николы ц. Введения в Ростове — чудо с ковром представлено аналогичным образом [В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог..., т. I, № 175, рис. 130].

Нежно-голубой цвет, использованный в иконе, имеет тот оттенок, который: характерен именно для памятников суздальского круга (например, «Рождество Богородицы» из Суздаля [ГРМ. Воспр.: «История русского искусства», т.III, стр. 1]

Возможно, что на связь с искусством этих центров указывает и столь редкий технический признак, как валик вокруг средника. Такая же особенность — в иконе Николы,из с. Павлова.

Из приведенных сопоставлений видно, что теребужская икона имеет много точек соприкосновения с памятниками ростово-суздальской живописи. Поэтому считаем возможным отнести ее к искусству этого художественного круга. Кажется, наиболее велико сходство с Суздалем, однако этого вопроса мы не уточняем. Икона занимает особое положение среди произведений этих центров, и не находит полной аналогии ни в одной иконе. В целом ей остались чужды многие существенные стороны этого искусства: ритмичность композиций, изящество фигур, особая теплота и задушевность образа. Хотя икона и относится к ХV в. (на что указывает ряд отмеченных признаков), но выделяется глубоким архаизмом и имеет родство с памятниками предшествующего столетия.

Как известно, искусство среднерусских городов отличается многообразием течений [В. И. Антонова. Древнерусская живопись в Гос. Третьяковской галерее.— В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог..., т. I, стр. 41]. В XV в. в Суздале встречаются как первоклассные, так и архаические, провинциальные произведения [А.Н. Овчинников. К вопросу о владимиро-суздальской живописи XV в., Икона Покрова Богоматери ия Владимиро-Суядальского музея-заповедника.— Сб. «Воврожденные шедевры». М., 1963, стр. 19 — 27; Н. Н. Воронин, В. Н. Лазарев. Искусство среднерусских княжеств ХШ — ХУ вв.— «История русского искусства», т. III, стр. 10]. Икона Николы подтверждает, что в живописи этих центров существовало в XV в. отсталое направление, упорно державшееся за старые традиции.

Когда и каким образом попала рта икона в сельскую церковь северного новгородского погоста? В Теребужском погосте было две церкви: главная Георгиевская и трапезная Никольская. Судя по крупным размерам и наличию житийных клейм, икона Николы была храмовой. Скорее всего, столь большая икона не приведена в погост издалека, а исполнена специально для этой церкви.

Случаи приглашения в Новгород мастеров из других русских городов известны. [приезд московского литейщика Бориса в 1342 г. См. «Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов». М.— Л., 1950, стр. 354; М. Н. Тихомиров. Средневековая Москва в XIV — ХУ вв. М., 1957, стр. 87.]

Важным аргументом в пользу наличия художественных связей Новгорода и Суздаля является икона архангела Михаила из собрания Рябушинского, находившаяся, по некоторым сведениям, в Воскресенской церкви на Мячине [В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог..., т. I № 22]. Несмотря на происхождение иконы из Новгорода, существует давний спор о ее стилистической принадлежности. Позиция Н. П. Сычева и И. Д. Грабаря, усматривающих в иконе черты суздальской живописи, имеет очень много веских оснований [Н. П. Сычев. Икона архангела Михаила из собрания С.П. Рябушинского.— «Русская икона», сб. 2. СПб., 1914, стр. 104 — 105, 109; И. Р. Грабарь. Андрей Рублев.— «Вопросы реставрации», сб. 1. М., 1926, стр. 61]

Новгород не был отделен непреодолимой преградой от других русских земель. Теребужский погост находится всего в 22 верстах от города Ладоги, «пригорода» Новгорода [«Описание Санктпетербургской губернии». СПб., 1838, стр. 83]. Землями погоста владел большой и древний Успенский Ладожский монастырь [Архим. Сергий. Черты церковно-приходского и монастырского быта в писцовой книге Вотской пятины 1500 года. СПб., 1905, стр. 89]. Пребывание там суздальского художника не является невероятным.



Читайте далее: Северная живопись XV века

 → Главная   → Библиотека   → Живопись Обонежья. Смирнова Э.С.   → Икона «Никола в житии» из Теребужского погоста. XV век  
 
 
  Икона «Апостол Петр»
Икона «Апостол Петр»
«Живопись Обонежья»

Икона «Деисус»
Икона «Деисус»
«Русский музей»

Икона «Сошествие во ад»
Икона «Сошествие во ад»
«Русский музей»

 
 
 
© Иконовед.рф. 2015-2016.   
Информационно-познавательный сайт об иконах, древнерусской живописи, истории, искусству и этнографии. Советы и рекомендации об оценке, продаже, покупке, экспертизе, атрибуции, реставрации икон

Группа Иконовед в социальной сети Facebook  Иконоведы в социальной сети Вконтакте

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
 
 
О проекте
Контакты
E-mail
Карта сайта

Продать икону
Где продать икону?
Как продать икону?
Сколько стоит икона?
Купить икону

Секреты реставрации
Сюжеты икон
Заметки иконоведа

Библиотека
Живопись Обонежья
Древнерусское искусство
Музей имени Рублёва