Иконовед. История, культура, искусство
Иконовед. Библиотека  
  Сюжеты События Путешествия Заметки Библиотека  
 
 

БиблиотекаЖивопись Обонежья. Смирнова Э.С.Московская школа живописи при Иване IV. Подобедова О.И. К постановке вопроса - 1К постановке вопроса - 2Общее содержание работМосковское восстание после пожара 1547 годаВосстановительные работыДело государственной важностиГрандиозные замыслы«Благословенно воинство небесного царя» или «Церковь воинствующая»«Благословенно воинство небесного царя». Символика и состав действующих лиц«Благословенно воинство небесного царя» и идейный замысел росписи усыпальницы Ивана IVРосписи Архангельского собора. Темы войны, веры и царского родословияОсобенности росписи диаконника Ивана IVНовгородско-псковская ересь и тенденции нестяжательства"«Четырехчастная» икона и московский собор на еретиков 1554 г."Четырехчастная икона. КомпозицияЧетырехчастная икона. Анализ образовЧетырехчастная икона. Чтение содержанияЧетырехчастная икона. Религия и идеологияЧетырехчастная икона. Апокалиптические мотивыЧетырехчастная икона. Кульминация цикла икон после пожара 1547 годаЧетырехчастная икона. Иллюстрации евангельской историиЧетырехчастная икона. Символика и догматикаЗолотая палатаЗолотая палата. Евангельские притчиЗолотая палата. Аллегорические образы и символикаЗолотая палата. Изображения святых воиновЗолотая палата. Воинская доблесть и воинский идеалПриложение. Реконструкция Золотой палатыЛицевой летописный сводЛицевой летописный свод как энциклопедия ХVI векаВоинские сюжеты в Лицевом сводеДатировка и состав хронографов Лицевого летописного сводаМиниатюры Лицевого летописного сводаХудожественная мастерская митрополита МакарияСистема образов и символика «Четырехчастной» иконыПоиски новых решений в середине XVI векаКомпозиция и особенности «Четырехчастной» иконыИкона «Распятие в притчах»Вопрос о пространственно-временных отношенияхПространство и время в «Четырехчастной» иконе и иконе-картине «Благословенно воинство»Пространство и время в росписях Золотой палаты и Архангельского собораЭмоциональное и повествовательные начала древнерусской живописиПовествовательное началоИконы Дмитрия Солунского и Григория-воинаИзменение воинских идеалов к XVI векуСпецифика средневекового созерцательного искусстваСовершенные и ущербные формыИконография праздничного ряда Преобладание повествовательного начала в начале XVI векаЖитийные иконы Эволюция житийных иконИкона «Богоматерь Боголюбская на Соловецком острове»Иконы-трактатыСмещение к повествовательному началуОбособление жанров в иконописанииКризис средневекового мировоззренияДревнерусское искусство. Порфиридов Н.Г. Музей древнерусского искусства им. А. Рублёва. Л.М.Евсеева, В.Н.Сергеев.


О. И. Подобедова.
Московская школа живописи при Иване IV

Смещение к повествовательному началу

Повествовательное начало проникает во все виды изобразительного искусства грозненской поры, наполняя и традиционные образы, всегда предназначавшиеся для эмоционального восприятия и внутреннего диалога со зрителем. В качестве примера этого процесса можно привести изображение Иоанна Предтечи на иконе последней четверти XVI в. (МиАР). Исключителен для своего времени по драматизму и выразительности лик Предтечи; его чуть склоненная фигура, густой несколько сумрачный колорит предполагают большую силу эмоционального воздействия. Традиционны приемы, рассчитанные на созерцание и активное общение со зрителем: «Предтеча – ангел пустыни» изображен почти прямолично. Все внимание привлечено к лику. Этому служат и композиционное построение и колористическое решение. Однако содержание образа принципиально иное, чем в иконах предшествующего времени. Действительно, иконный образ остро выразителен, сохранена даже многоплановость образа, ощущение трагедийности (предполагалось множество ассоциаций: и содержание самой проповеди Предтечи - «Покайтесь, ибо приблизилось царство небесное», и ощущение «вторичности» его роли – «Грядет за мной иной, у него же недостоин развязать ремень сапогу его», и, наконец, воспоминания об обстоятельствах его кончины).

Но иконному мастеру этого показалось мало. Не ограничиваясь мерой выразительности, которой он достиг в лике, силуэте, жесте, в постановке фигуры в пространстве иконной доски, художник прибегает к рассказу: в левой части иконной доски он пишет дерево, у корня которого лежит секира. [Иконографический этот элемент восходит к древним образцам, однако его роль в содержании иконы низводится лишь до «традиционного определения» миссии Предтечи.] Таким образом, он вводит прямую иллюстрацию к фразе из проповеди Предтечи: «Уже и секира у корени древа лежит». Эта деталь невольно усиливает в контексте трагедийной напряженности и другое представление: неизбежность казни Предтечи.

Повествовательный элемент, несмотря на всю его уместность, отвлекает внимание зрителя, как бы раздваивает процесс восприятия, ибо он предполагает одновременно и прочтение деталей, т. е. несет в себе элемент познавательный, тогда как эмоциональный образ Предтечи явно рассчитан на внутренний диалог со зрителем. Однако изменились цели и средства, изменились творческие возможности мастера. Он больше не обладает тем опытом «духовного восхождения», тем «учительным» даром, который должен превращать произведение живописи в средство «воспитания чувств».

Чем делится теперь со своим зрителем художник? Чувство сумрачной тревоги (она не только в выражении лица, но и во всем линейном решении силуэта, особенно – в напряженном жесте тонких рук с острыми локтями), которой преисполнена эта икона, не может иметь результатом просветление внутреннего мира общающегося с ним зрителя. Созданный образ лишь дает ощутить во всей полноте неустроенность и трагичность окружающей жизни.

Важно не только подчеркнуть изменения образного строя и возможного воздействия на зрителя произведений второй половины XVI в. Важно подчеркнуть тот качественный разрыв, который ощущается между искусством начала XVI в. и его второй половиной.

Повествовательность и насыщенность идеями, отразившими этико-философскую полемику и политическую ситуацию конца XV – начала ХИ в., к середине XVI в. настойчиво вытесняют в иконах и произведениях монументальной живописи задачу «воспитания чувств» человека через общение с образами нравственного идеала. Теперь нет речи о соприкосновении зрителя с просветленными образами, несущими в себе представление эпохи об «идеальном человеке».

Иконный образ не может являться и руководством к постижению опыта «духовного возрастания». Он призван способствовать формированию определенного умонастроения не столько в сфере этической, сколько в общественно-политической, теперь художник апеллирует к чувствам гражданина и подданного нового единодержавного государства.




Читайте далее: Обособление жанров в иконописании

 → Главная   → Библиотека   → Московская школа живописи при Иване IV. Подобедова О.И.   → Смещение к повествовательному началу  
 
 
  Икона «Апостол Петр»
Икона «Апостол Петр»
«Живопись Обонежья»

Икона «Деисус»
Икона «Деисус»
«Русский музей»

Икона «Сошествие во ад»
Икона «Сошествие во ад»
«Русский музей»

 
 
Продать икону
Где продать икону?
Как продать икону?
Сколько стоит икона?

Купить икону
Сюжеты икон
События
Заметки иконоведа
Секреты реставрации

Библиотека
Живопись Обонежья
Московская школа
Древнерусское искусство
Музей имени Рублёва

Контакты
О проекте
E-mail
Карта сайта
 
 
 
+7 (906) 725-70-98 (консультации, выбор икон)

+7 (926) 842-15-79 (атрибуция, оценка)  

© Иконовед.рф. 2015-2021.   
Информационно-познавательный сайт об иконах, древнерусской живописи, истории, искусству и этнографии. Советы и рекомендации об оценке, продаже, покупке, экспертизе, атрибуции, реставрации икон

Группа Иконовед в социальной сети Facebook  Иконоведы в социальной сети Вконтакте

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика