Иконовед. История, культура, искусство


Иконовед. Библиотека
 
  Продать
икону
Купить
икону
Секреты
реставрации
Сюжеты
икон
Заметки
иконоведа
Библиотека  
 
 

БиблиотекаЖивопись Обонежья. Смирнова Э.С.От автораВведение-1Введение-2Введение-3Введение-4Введение-5История изучения «северных писем» 1История изучения «северных писем» 2История изучения «северных писем» 3История изучения «северных писем» 4Живопись Обонежья в Новогородское время (XIV — XV вв.)Икона «Апостол Петр». XIV векИкона «Апостол Петр». Происхождение. XIV векИкона «Илья» из деревни Пяльма. XIV векИкона Николы и Филиппа из Телятникова. XIV векОсобенности живописи северных областей. XIV векКультура Подвинья. XIV векЖивопись Обонежья в XV векеИкона «Пётр и Павел» из Пяльмы. XV векИкона «Евстафий и Трифон» из Пяльмы. XV векИкона «Сошествие во ад» из Сойгинцев. XV векИкона «Успение» из Кижей. XV векИконостасы обонежских церквейВыносная икона «Николы» из Пирозеро. XV векИкона «Деисус с избранными святыми» из Кондопоги. XV векКолорит обонежских иконИкона «Илья Пророк» из села Воробьево близ Машезера. XV векПоясная икона «Николы» из Вегоруксы. XV векИкона «Богоматери Знамение» из Вегоруксы. XV векИкона «Никола» из Пяльмы. XV векИкона «Никола в житии» из Теребужского погоста. XV векСеверная живопись XV векаОбонежье в XVI векеМонастыри в Обонежье в XVI векеИконостасы и убранство церквей в XVI векеРеконструкция иконостаса церкви Лазаря Муромского монастыряИконы «Покров» и «Чудо Георгия» из Теребужского погоста. XVI векСамобытность живописи Обонежья в XVI векеИконы «Покров» и «Страшный суд». XVI векИкона «Чудо о Флоре и Лавре, Власий и Спиридоний» из Типиниц. XVI векИкона «Святой Климент». XV векИкона «Деисус» из д. Есино. XVI векИкона «Святой Никола с избранными святыми» из д.Есино. XVI векИкона «Святой Власий» из-под Олонца. XVI векИкона «Преображение» из д. Суйсари. XVI векЖивопись Обонежья второй половины XVI векаЖивопись Двинской земли в XVI векеЗакономерности развития вологодской, двинской, обонежской живописиИкона «Никола в житие» из Ковды. XVI векИконопись и народное декоративное искусствоТенденции обонежской живописи в конце XVI векаСведения письменных источников о художниках на севереМонастырские иконописные мастерскиеСведения о художниках и писцах Двинской землиСведения о заказчиках книг и иконСельские иконописные мастерскиеЗаключение. Северные письмаЗаключение. Индивидуальность и гармония северной живописиДревнерусское искусство. Порфиридов Н.Г. Музей древнерусского искусства им. А. Рублёва. Л.М.Евсеева, В.Н.Сергеев.


Э. С. Смирнова. Живопись Обонежья

Иконопись и народное декоративное искусство

Стилистические особенности искусства Обонежья, оформившиеся в XVI в., зависели от целого ряда причин: общественного строя, культурных связей, уровня художественного развития края. Есть основания полагать, что в сложении стиля отдельных северных «писем» играл роль еще один фактор. Как известно, станковая живопись — не самый древний вид искусства на Севере. Гораздо старше народное декоративное искусство, истоки которого восходят к весьма отдаленным временам. Не исключено, что этими древними местными художественными традициями отчасти определялся облик некоторых групп и направлений в северной живописи.

Вопрос о стилистическом взаимодействии между отдельными видами художественной культуры Севера и, в частности, между иконописью и декоративным искусством еще совсем не разработан. Сейчас приходится ограничиться только несколькими замечаниями, оговорив отрывочность фактов и гипотетичность выводов.

Связи между северной станковой живописью и различными видами народных художественных ремесел подтверждаются многочисленными примерами. Эти связи выражаются по-разному. Иногда это использование в иконописи отдельных орнаментальных мотивов и колористических приемов, а порою — восприятие более существенных стилистических особенностей.

Так, поля иконы XVI в. «Восхождение Ильи» из Горицкого.монастыря на Шексне [«Материалы по истории Карелии XII — ХИ вв.». Под ред. В. Г. Геймана. Петрозаводск, 1941, стр. 143—146, 257—258.] украшены орнаментом, очень похожим на росписи «тябл» северных деревянных церквей, сохранившихся от более позднего времени. Разнообразные орнаменты северного типа находим на створке царских-врат конца XV. в. из.с. Кривое в ГТГ [ГТГ. В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог..., т. II, № 607. Воспр.: К. On as ch. Ikonen. Tar. 76. В. И. Антонова в «Каталоге...» относит икону к Поволжью, Н. Е. Мнева считает ее северной (Н. И. М н е в а. Местные школы живописи XVI века.— «История русского искусства», т. III. М., 1955, стр. 598).], на полях уже упоминавшихся «горизонтальных» «Деисусов» из с. Волосова [ГТГ. В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог..., т. I, № 79.], из собрания Остроухова [ГРМ. С. Ямщиков. Древнерусская живопись. Новые открытия. М., 1965, табл. 43. '9 ГТГ. В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог..., т. II, № 678, илл, 94.] и собрания Лихачева [Н. П. Лихачев. Материалы для истории русского иконописания, т,, I. СПб., 1906, рис. 185. Этот орнамент по мотиву очень сходен с узором в нижней части столбиков от царских врат XVI в. в Лазаревской церкви б. Муромского монастыря.].

Колесо «Огненной колесницы» в Восхождении,Ильи трактовано в виде .огромной розетки, живо напоминающей «солярные знаки» северной деревянной резьбы. В иконе «Отечество» конца XVI — начала XVII в. [ГРМ. Была в Вологодском музее. Упом.: «Denkmaler altrussischer Malerei». Ausstellung. Berlin — Koenigsberg, 1929, № 105.] весь фон покрыт растительным узором, весьма похожим на северные декоративные росписи.

Одна из групп двинских икон, представленная царскими вратами из с. Кривое, «Покровом» ид Тулгаса, «Флором и Лавром» ив Троицкого, «Сретением» ив Городка и «Благовещением» из собрания Чирикова, находит в некоторых особенностях близкую аналогию в северодвинской же народной росписи по дереву: в графическом приеме изображения и его подчеркнутой плоскостности, в упрощенности силуэтов, четко выделяющихся на светлом фоне, в характере широкого темно-коричневого контура, в цвете фонов (то почти белых, как в «Сретении» ив Городка, то золотистых, как в «Благовешении» ив собрания Чирикова), в густо насыщенной композиции, наконец, в теплом колорите, с использованием иногда мутноватых синих и зеленых оттенков. [Подробнее об этих особенностях трех памятников: Р. С. Смирнова. О группе северодвинских икон XVI века.— Сб. «Культура и искусство древней Руси» (сборник статей в честь М. К. Каргера).]

Все это наиболее характерно для искусства с. Пермогорье — самого старого и самого значительного центра северодвинской росписи. А очень развитые архитектурные фоны аналогичны росписям с. Борок, в остальном не столь сходных с нашими иконами [См. характеристику отдельных центров северодвинской росписи: Н. В. Тарановская. Народное искусство Архангельской области.— КСИЭ, вып. XXXVII. М., 1962. стр. 26 — 38.]. Наиболее ярко эта общность выступает в «Благовещении» из собрания Чирикова, с его пестрым «узорочьем».

Можно проследить связь с крестьянской бытовой росписью. Самые древние из сохранившихся бытовых предметов с северодвинской росписью относятся к XVII в. [М. Н. Каменская. Роспись по дереву.— Сб. «Русское декоративное искусство от древнейшего периода до XVIII в.», т. I, М., 1962, стр. 168, 170.] и если исходить из хронологии сохранившихся памятников то создается впечатление, что описанная художественная манера сформировалась в иконописных мастерских в XVI в., а народные мастера бытовой росписи лишь продолжили эту стилистическую традицию. К такому решению склоняет и «иконная» техника большинства сохранившихся произведений росписи: яичная темпера по левкасу.

Однако несомненно знакомство иконных мастеров XVI в. с местными приемами украшения бытовых предметов. Многие царские врата конца XV-ХVI в. имеют сложную «многолопастную» форму навершия с маленькими полукруглыми выступами между лопастями. Но ни в одном памятнике, кроме врат из с. Кривое, нет столь большого количества этих выступов, расположенных целыми гроздьями. Они живо напоминают так называемые «сережки» северодвинских прялок. Сходство увеличивается и их раскраской в виде желтых, красных и коричневых концентрических кругов с синей серединой. Врата из с. Кривое выделяются и необычайно обильным орнаментом, сплошь покрывающим одежды святителей, окаймляющим створки врат и навершие. Эти, казалось бы, второстепенные детали приобретают существенное значение для понимания взаимоотношений иконописи и народной росписи. Эти детали не имеют аналогий в станковой живописи и могли быть перенесены сюда только из народного декоративного искусства.

Письменные источники сообщают о существовании декоративной росписи на Севере уже в XVI в. Особенно широкое распространение она приобрела на Белоозере, где изготовляли предметы на вывод, продавая их на крупных северных ярмарках [С. В. Бахрушин. Очерки по истории ремесла, торговли и городов Русского централивованного государства XVI — начала XVII в.— С. В. Бахрушин. Научные труды, т. 1. М., 1952, стр. 99 — 100.] (учтем, что Горицкий монастырь, откуда происходит упомянутое выше «Восхождение Ильи», расположен в Белозерском крае).

Не исключено, что подобный промысел существовал и на Двине, но удовлетворял лишь потребности местного населения, почему и не зафиксирован документально. Техника росписи могла быть более примитивной, без грунта, на каком-либо растительном связующем, какой она встречается на некоторых северодвинских бытовых предметах. [С. К. Просвиркина. Русская деревянная посуда. М., 1957, стр. 41 — 42.]

Станковая живопись и крестьянская декоративная роспись на Двине развивались, по-видимому, параллельно, в тесном взаимодействии, сближаясь друг с другом по своим стилистическим особенностям и техническим приемам. [Слабая изученность позднего этапа северодвинской иконописи не позволяет проследить этот процесс ни в XVII, ни в XVIII — XIX вв., в эпоху расцвета местной декоративной росписи.]

Этот процесс аналогичен тому, который в более широких масштабах протекал в древнерусской архитектуре с ее сложными взаимоотношениями форм деревянного и каменного строительства. В XVI в. народная роспись; очевидно, оказывала заметное воздействие ла станковую живопись Подвинья.

Специального изучения требует проблема воздействия северного народного декоративного искусства на орнаментику рукописей. Укажем лишь два памятника. В напрестольном Евангелии XVI в. -из с. Похурово на Пинеге [Пушкинский Дом (ИРЛИ), Отдел рукописей, № 3/3 ЦС. Привезено Археографической экспедицией ИРЛИ в 1962 г.] использованный в заставках широко распространенный растительный мотив получил специфическую интерпретацию: формы геометризировались (исчез их «растительный» характер), орнамент стал плоскостным, круги напоминают розетки народной резьбы, колорит (кирпичное с бледно-зеленым и черным) перекликается с народной росписью. [Ср. с трактовкой этого же мотива в орнаментике московских рукописей.— «записки Отдела рукописей ГБЛ», вып. 22. М., 1960, рис. 286.]

Скромные заставки Апостола 1589 г., написанного в Челмужском погосте (?) дьяком Стефанкой [«Центральный Гос. архив Карельской АССР», № 6.], исполнены черными и красными контурами в виде.узких лент, состоящих из ромбов. Они словно срисованы с узора домашних тканей, где столь типичны мотивы ромбов, вытканных красной ниткой.

В иконах Обонежья уловить эти традиции сложнее, чем в названных памятниках. Роспись по дереву, которая оказывала особенно сильное воздействие на иконопись (ввиду сходства материала и техники), в Обонежье, видимо, не была так развита, как на Двине и в Белоозере. Богато орнаментированные тябла иконостасов и потолков сохранились лишь от XVII-ХVIII вв. [Воспроизведение тябл начала ХVIII в. Волкостровской часовни см. в кн;: А. В: Ополовников. Памятники деревянного Зодчества Карело-Финской ССР, М., 1955, «rp. 156 — 157.], древние же писцовые книги их не отмечают. Встречающиеся в этом крае расписные бытовые предметы относятся к XIX — XX вв., наиболее древние мотивы их орнамента не старше XVII в., техника росписи - масляная [К. А. Большева. Крестьянская живопись Заонежья.— Сб. «Крестьянское искусство СССР. Искусство Севера», т. I. «Заонежье». Л., 1927, стр. 51 — 61.].

Однако можно с большой осторожностью предположить, что существуют очень сложные и тонкие связи между станковой живописью Обонежья и иными видами местного декоративного искусства, например, широко распространенными здесь вышивкой и резьбой по дереву.

Самый древний тип вышивки на Севере — двусторонний («досельный») .шов. [Стилистические особенности северной вышивки различных районов мало изучены. Мы основываемся на данных коллекции вышивок,Отдела народного искусства ГРМ, краеведческих музеев Петрозаводска и Архангельска, материалах Р. Ф. Тароевой и В. В. Пименова в Институте истории, языка и литературы Карельского филиала АИ СССР и на своих наблюдениях во время Карельской и Архангельской»экспедиций ГРМ, 1957 — 1964 гг.] На основной территории Обонежья, на Заонежском полуострове [Е. Р. Кнатц. Вышивки Заонежья.— «Искусство Севера», т. 1.-Л;, 1927, стр. 71.], в районе Олонца и Падан,— вышивка и в старых, и в более новых образцах отличается легкостью и ажурностью независимо от того, создана ли она руками русских, карел или вепсов. Она исполнена лишь красной нитью по белому холсту и кажется очень скромной.

Между тем к востоку от Онежского озера — в районе Пудожа, Каргополя, на р. Онеге — вышивка выглядит нагруженной благодаря плотному заполнению поверхности густым орнаментом «набора», массивности. форм и часто пестрой многокрасочности. [См., например.:,Г. С. М а с л о в а. Старинная одежда и гончарное. производство Каргопольщины.— КСИР, вып. VI. М., 1949, рис. 4 на стр. 7.] В этих отличиях нельзя не заметить сходства с особенностями станковой живописи, проявившимися в XVI в. в соответствующих районах Севера.

Пропильная архитектурная резьба, очень распространенная в Обонежье, покрывает крыльца и фронтоны церквей тонким кружевным узором. [Многочисленные примеры в кн.: А. В. Уголовников. Памятники деревянного зодчества Карело-Финской ССР. М., 1955 и в указанном сочинении Ларса Петерсена. ]. Самые древние из сохранившихся сооружений, украшенных ею, построены лишь в XVII в. [Здания в Челмужах, в Лычном Острове; ИАК, вьш. 57. Пг., 1915, стр. 158.], и их хрупкие резные детали, возможно, и не относятся к первоначальному времени постройки. Но они могут воспроизводить старые образцы, так как сам факт существования пропильной резьбы в древности весьма вероятен. [Т. В. Станюкович. Происхождение русской народной пропильной ревьбы.— КСИД, 1950, вып. Х, стр. 3 — 14.] Быть может, не случайно и пристрастие заонежских плотников XIX в. к Затейливому ажурному убору изб [Р. М. Габе. Карельское деревянное зодчество. М., 1941, стр. 96 — 126.].

Сопоставление между станковой живописью и народным декоративным искусством нельзя проводить слишком прямолинейно. Нельзя забывать и того обстоятельства, что и вышивка, и архитектурно-декоративная резьба известны нам лишь по поздним образцам, вобравшим в себя стилистические черты иной эпохи.

Тем не менее можно констатировать, что в этих различных видах искусства Обонежья Заключены близкие эстетические принципы, выражены сходные художественные вкусы. В эмоциональном строе обонежских памятников заметна большая хрупкость и в то же время — мягкость, чем, например, в двинском искусстве, склонном к большей массивности, тяжеловесности, цветовой насыщенности.



Читайте далее: Тенденции обонежской живописи в конце XVI века

 → Главная   → Библиотека   → Живопись Обонежья. Смирнова Э.С.   → Иконопись и народное декоративное искусство  
 
 
  Икона «Апостол Петр»
Икона «Апостол Петр»
«Живопись Обонежья»

Икона «Деисус»
Икона «Деисус»
«Русский музей»

Икона «Сошествие во ад»
Икона «Сошествие во ад»
«Русский музей»

 
 
 
© Иконовед.рф. 2015-2016.   
Информационно-познавательный сайт об иконах, древнерусской живописи, истории, искусству и этнографии. Советы и рекомендации об оценке, продаже, покупке, экспертизе, атрибуции, реставрации икон

Группа Иконовед в социальной сети Facebook  Иконоведы в социальной сети Вконтакте

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
 
 
О проекте
Контакты
E-mail
Карта сайта

Продать икону
Где продать икону?
Как продать икону?
Сколько стоит икона?
Купить икону

Секреты реставрации
Сюжеты икон
Заметки иконоведа

Библиотека
Живопись Обонежья
Древнерусское искусство
Музей имени Рублёва