Иконовед. История, культура, искусство


Иконовед. Библиотека
 
  Продать
икону
Купить
икону
Секреты
реставрации
Сюжеты
икон
Заметки
иконоведа
Библиотека  
 
 

БиблиотекаЖивопись Обонежья. Смирнова Э.С.От автораВведение-1Введение-2Введение-3Введение-4Введение-5История изучения «северных писем» 1История изучения «северных писем» 2История изучения «северных писем» 3История изучения «северных писем» 4Живопись Обонежья в Новогородское время (XIV — XV вв.)Икона «Апостол Петр». XIV векИкона «Апостол Петр». Происхождение. XIV векИкона «Илья» из деревни Пяльма. XIV векИкона Николы и Филиппа из Телятникова. XIV векОсобенности живописи северных областей. XIV векКультура Подвинья. XIV векЖивопись Обонежья в XV векеИкона «Пётр и Павел» из Пяльмы. XV векИкона «Евстафий и Трифон» из Пяльмы. XV векИкона «Сошествие во ад» из Сойгинцев. XV векИкона «Успение» из Кижей. XV векИконостасы обонежских церквейВыносная икона «Николы» из Пирозеро. XV векИкона «Деисус с избранными святыми» из Кондопоги. XV векКолорит обонежских иконИкона «Илья Пророк» из села Воробьево близ Машезера. XV векПоясная икона «Николы» из Вегоруксы. XV векИкона «Богоматери Знамение» из Вегоруксы. XV векИкона «Никола» из Пяльмы. XV векИкона «Никола в житии» из Теребужского погоста. XV векСеверная живопись XV векаОбонежье в XVI векеМонастыри в Обонежье в XVI векеИконостасы и убранство церквей в XVI векеРеконструкция иконостаса церкви Лазаря Муромского монастыряИконы «Покров» и «Чудо Георгия» из Теребужского погоста. XVI векСамобытность живописи Обонежья в XVI векеИконы «Покров» и «Страшный суд». XVI векИкона «Чудо о Флоре и Лавре, Власий и Спиридоний» из Типиниц. XVI векИкона «Святой Климент». XV векИкона «Деисус» из д. Есино. XVI векИкона «Святой Никола с избранными святыми» из д.Есино. XVI векИкона «Святой Власий» из-под Олонца. XVI векИкона «Преображение» из д. Суйсари. XVI векЖивопись Обонежья второй половины XVI векаЖивопись Двинской земли в XVI векеЗакономерности развития вологодской, двинской, обонежской живописиИкона «Никола в житие» из Ковды. XVI векИконопись и народное декоративное искусствоТенденции обонежской живописи в конце XVI векаСведения письменных источников о художниках на севереМонастырские иконописные мастерскиеСведения о художниках и писцах Двинской землиСведения о заказчиках книг и иконСельские иконописные мастерскиеЗаключение. Северные письмаЗаключение. Индивидуальность и гармония северной живописиДревнерусское искусство. Порфиридов Н.Г. Музей древнерусского искусства им. А. Рублёва. Л.М.Евсеева, В.Н.Сергеев.


Э. С. Смирнова. Живопись Обонежья

Сельские иконописные мастерские

Ни монастырские мастерские, ни даже присылавший сюда иконы Новгород не могли бы удовлетворить потребностей огромного края. Насколько они были велики, говорит простой подсчет. Уже в середине XVI в. только в 19 перечисленных в писцовой книге 1563 г. заонежских погостах было не менее 135 иконостасов. Причем деревянные здания северных церквей часто горели и их иконостасы требовали обновления. Но, кроме городских и монастырских мастеров, в Обонежье, как и в иных северных областях, существовала еще одна категория художников. Речь идет о мастерах деревенских. Именно они, очевидно, и изготовляли основную массу местных икон. О сельских живописцах, миниатюристах, переписчиках книг существуют многочисленные свидетельства.

Запись на иконе Николы из Никольской церкви д. Сума [ГРМ, инв. 2908. Расчищена частично.] гласит: «Лета 7178 (1670) месяца майя писал сию икону многогрешный раб Тубозерской волости церковной диячек Мокейко Паньтелеев, по приказу Нигозерской пустыни строителя Корнилия з братом Данилом, и положили сей обрав в свою Ниговерскую пустыню в молебный храм сийречь в часовню по обещанию своему и по вере». Д. Тубозеро расположена в Толвуйском погосте. Уже в XVI в. там была церковь Рождества Богородицы [Писцовая книга 1563 г.— «Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг.». Л., 1930, стр. 144.], а к 20-м годам XVII в. Тубозеро превратилось в волостку. [Сведения писцовой книги 1628 — 29 гг.— «Олонецкие губернские ведомости», 1849, № 4, часть неофициальная. См. также ИАК, вып. 57. Пг., 1915, стр. 157.] Нигозерская пустынь, находившаяся в Пудожском погосте, просуществовала очевидно, недолго. «Мокейко Паньтелеев», дьячок тубозерской церкви, одновременно был и художником.

На обонежских иконах это пока единственная запись с именем местного художника. Однако если обратиться к памятникам соседних северных областей, то окажется, что исполнение икон и иллюстрированных рукописей сельскими священниками и представителями мелкого церковного причта, а иногда и крестьянами, было весьма распространенным явлением. При этом мы находим сведения не только XVII в., но и предшествующих столетий.

Так, в самом Заонежье, в Челмужах, в 1552 г. «диак Стефанко» переписал «Апостол», украсив его заставками. [Рукопись хранится в Центральном Гос. архиве КАССР в Петроааводске (№ 6, по описи В. И. Малышева). Текст записи: «А писана книга сиа в лето 7060 [1552] при архиепископе Пимине Великого Новаграда и Пскова. Писал диак Стефанко...» В записи писца место изготовления не названо. Но в книге имеются многочисленные пометы XVII — Х1Х вв. о ее принадлежности Петровскому Челмужскому погосту, а орнамент заставок, напоминающий ромбовидные узоры северных тканей и не встречающийся в памятниках центральных областей, неоспоримо доказывает, что рукопись была исполнена именно на Севере.]

Иконных мастеров чаще можно было встретить не в мелких деревеньках, а в более крупных селах, где была церковь, особенно в главных селениях погостов и волостей. Как известно, такие селения были не только церковными, но и административными и культурными центрами всего округа.

Вокруг многих заонежских погостов образовывались торговые «рядки», Здесь же, за отсутствием городов концентрировалось и ремесленное население. [И. Л. Перельман. Новгородская деревня в ХЧ — ХЧ1 вв.— И8, т. 26. М., 1948, стр. 172.] Нередко писцовые книги упоминают на погостах вокруг церквей «дворы бобыльские» [Уже в 1563 г. они названы в Челмужах, Андоме, Оште, Сороке, Шуе (онежской). «Писцовые книги Обонежской пятины..:», стр. 165, 188, 221, 161, 122.]. Между тем среди бобылей было много ремесленников [Б. Д. Греков. Крестьяне на Руси с древнейших времен до ХЧП века. М., 1946, стр. 752; К. Н. Сербина. К вопросу о бобылях. (Бобыли Тихвинского посада).— Сб. «Академику Борису Дмитриевичу Грекову ко дню семидесятилетия». М., 1952, стр. 173.], встречались и люди образованные, занимавшиеся учительством [М.М. Богословский. Земское самоуправление на русском Севере в XVII в., т. 1. М., 1909, стр. 137 (в 1673 г. в Кевроле на Пинеге жил «бобыль Якушко Павлов, прозвище Тренка, учит детей»).].

Не было ли иконописцев и среди иноков мелких монастырской, которые на Севере в изобилии строились крестьянами «себе на прибежище»? [А. А. Савич. Соловецкая-вотчина в XV — ХЧП вв. Пермь, 1927, стр. 29, 31; Главнейшие моменты монастырской колонизации..., стр. 114.] Монастырьки были в Заонежье при погостских и выставочных церквах, да и просто в глуши. [Были уже в XV в. В Шунгском погосте в 1496 г. назван не «поп», а «игумен». Писцы ХVI в. ссылаются на упоминания таких монастырей в 1496 г. в Шуйском и, кажется, Шальском погостах (описания этих погостов в писцовой книге 1496 г. до нас не дошли). См. «Писцовые книги Обонежской пятины...», стр. 114, 168. Писцовая книга 1563 г. уже пестрит описаниями таких монастырей.]

Сведения о сельских иконописцах показывают, что искусство было для них не основным, а второстепенным, побочным занятием. Это чаще всего представители мелкого церковного причта, реже — люди мирские. Но и миряне не были иконописцами по профессии. Живопись была для них лишь побочным ремеслом. Родители Антония Сийского — «земледельцы», «Олексейко Ефимов», названный в писцовой книге 1563 г.— также крестьянин. Не случайно составители заонежских писцовых книг ни разу не назвали там иконописцев, хотя при всей их невнимательности к неземледельческим занятиям населения все же иногда отмечали некоторых ремесленников. [Р. Б. Мюллер. Очерки по истории Карелии XVI — XVII вв. Петроваводск, 1947, стр. 40. И. Л. Перельман. Ук. соч., стр. 170 — 172.]

В отличие от деревень, в северных городах, посадах и крупных монастырях дело обстояло иначе. Если Семен Иванов ил Неноксы был одновременно и Земским дьяком, то все иные художники прямо названы иконниками, иконописцами. Например, мастера Тихвина [К. Н. Сербина. Очерки из социально-экономической истории русского города..., стр. 152—153 354 364], «Иван Некрас Семенов сын иконник» в Неноксе, «старец Сергий иконописец» — монах Сийского монастыря [Упоминается в 1572 г. А. Е. Викторов. Описи рукописных собраний в книгохранилищах Северной России. СПб., 1890, стр. 96 — 97.], «иконник Иван и Григорий»,— монастырские люди Сийского монастыря [90-е годы ХVI в. А. Ф. Изюмов. Вкладные книги Антониева-Сийского монастыря 1576 — 1694 (7084 — 7202) гг.— ЧОИДР, 1917, кн. 2, стр. 16, 20; Макарий. Исторические сведения об Антониевом Сийском монастыре.— ЧОИДР, 1878, Ш, стр. 75.]. «Сийского монастыря постриженик черный поп Никодим иконописец, а родом онежанин» [ А. Ф. Изюмов. Ук. соч., стр. 74.].

Навыки живописи переходили, по-видимому, от отца к сыну, подобно тому как Антоний Сийский научился иконописи у своего отца. В северных городах тоже часто встречается совместная работа отца и сына или двух братьев, составлявших маленькую семейную артель. Например, «иконник Иван с братом Григорием» при Сийском монастыре [А. Ф. Изюмов. Ук. соч., стр. 20.], «иконописец Симеон именем с сыном Иваном» в Каргополе [«Житие Александра Ошевенского», ГПБ, собр. Титова, № 2476, л. 188. Упоминание относится ко времени игуменства Вассиана в Ошевенском монастыре, т. е. к 1535-1540 гг. (П. М. Строев. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской империи. СПб., 1877, стр. 995 — 996). О Симеоне см. Ю. Н. Дмитриев. О творчестве древнерусского художника.— ТОДРЛ, т. Х1Ч. М.— Л., 1958, стр. 551 — 552.]. Имена обоих ненокских мастеров — «Семен Иванов сын» и «Иван Некрас Семенов сын» — также позволяют заподозрить, что это отец и сын.

Трудно предположить существование в деревнях Обонежья крупных мастерских. Сельских художников было немало, но в отличие от мастеров посадских или монастырских они работали в одиночку или очень маленькими группами. До XVII в. в Обонежье не встречается икон, которые можно было бы по стилистическим признакам причислить к одной мастерской. В XVII в. положение, видимо, несколько меняется. Даже по немногим раскрытым иконам можно предполагать существование мастерской в Паданском погосте на Сегозере и, вероятно, в Типиницах. Из раскрытых сейчас типиницких икон две можно приписать если не одному мастеру, то одной мастерской. Это «Параскева в житии» 1660 г.(ГРМ) и «Никола Можайский в житии» 1667 г. (КМИИ).

Своими малыми размерами сельские мастерские, по-видимому, отличались от бурно возникавших в XVII в. в северных городах и посадах иконописных артелей. Последние были более многолюдными и пестрыми по составу участников. [Например, иконописные артели Тихвинского посада. См. К. Н. Сербина. Очерки из социально-экономической истории русского города..., стр. 152 — 156.]

Приведенные данные позволяют заключить, что в северных селах, бесспорно, имелись отдельные художники, а может быть, и небольшие художественные мастерские. Сохранившиеся сведения относятся к XVII и отчасти к XVI вв. Но, учитывая, с одной стороны, стилистическое своеобразие местных икон XIV — XV вв., а с другой — прочность традиций на Севере, можно предположить, что художники были на Севере и в самом Заонежье и в «новгородский» период. Роль этих мастеров, «удельный вес» их продукции были, очевидно, весьма. значительными. Вероятно, подобных деревенских художников подразумевал еще «Стоглав», отметивший существование «мастеров иконных» не только «по всем градом» и «по монастырем», но и «по весем и селам». [«Стоглав». Изд. 2. Казань, 1887, стр. 99]

Обстоятельства, выявляющиеся при анализе известий о мастерах Обонежья, имеют существенное значение для понимания многих художественных особенностей местного искусства. Разрозненность, распыленность мелких мастерских и отдельных художников на огромной территории объясняет стилистическую пестроту северной живописи, как и непрофессиональность, «доморощенность» многих работ северных художников. Большинство местных мастеров работали подобно тем иконописцам, против которых ополчался «Стоглав»: «не учась, самовольством и самоловкою».

Особенно важен тот факт, что основная роль в развитии искусства принадлежала на Севере не крупным городским центрам, а сельским художникам. Здесь таится одна из непосредственных причин того, почему северное искусство обладает столь прочной связью с народным творчеством.



Читайте далее: Заключение. Северные письма

 → Главная   → Библиотека   → Живопись Обонежья. Смирнова Э.С.   → Сельские иконописные мастерские  
 
 
  Икона «Апостол Петр»
Икона «Апостол Петр»
«Живопись Обонежья»

Икона «Деисус»
Икона «Деисус»
«Русский музей»

Икона «Сошествие во ад»
Икона «Сошествие во ад»
«Русский музей»

 
 
 
© Иконовед.рф. 2015-2016.   
Информационно-познавательный сайт об иконах, древнерусской живописи, истории, искусству и этнографии. Советы и рекомендации об оценке, продаже, покупке, экспертизе, атрибуции, реставрации икон

Группа Иконовед в социальной сети Facebook  Иконоведы в социальной сети Вконтакте

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
 
 
О проекте
Контакты
E-mail
Карта сайта

Продать икону
Где продать икону?
Как продать икону?
Сколько стоит икона?
Купить икону

Секреты реставрации
Сюжеты икон
Заметки иконоведа

Библиотека
Живопись Обонежья
Древнерусское искусство
Музей имени Рублёва