Иконовед. История, культура, искусство


Иконовед. Библиотека
 
  Продать
икону
Купить
икону
Секреты
реставрации
Сюжеты
икон
Заметки
иконоведа
Библиотека  
 
 

БиблиотекаЖивопись Обонежья. Смирнова Э.С.Московская школа живописи при Иване IV. Подобедова О.И. К постановке вопроса - 1К постановке вопроса - 2Общее содержание работМосковское восстание после пожара 1547 годаВосстановительные работыДело государственной важностиГрандиозные замыслы«Благословенно воинство небесного царя» или «Церковь воинствующая»«Благословенно воинство небесного царя». Символика и состав действующих лиц«Благословенно воинство небесного царя» и идейный замысел росписи усыпальницы Ивана IVРосписи Архангельского собора. Темы войны, веры и царского родословияОсобенности росписи диаконника Ивана IVНовгородско-псковская ересь и тенденции нестяжательстваДревнерусское искусство. Порфиридов Н.Г. Музей древнерусского искусства им. А. Рублёва. Л.М.Евсеева, В.Н.Сергеев.


О. И. Подобедова.
Московская школа живописи при Иване IV

Грандиозные замыслы

В эти годы разрабатываются замыслы грандиозных монументальных ансамблей, циклов станковых произведений и иллюстраций в рукописных книгах, которые в целом имеют общие тенденции.

Обнаруживается стремление связать историю Московского государства с всемирной историей, показать «избранность» Московского государства, являющегося предметом «божественного домостроительства». Эта идея подкрепляется многочисленными аналогиями и3 ветхозаветной истории, истории Вавилонского и Персидского царства, монархии Александра Македонского, римской и византийской истории. Недаром с особенным вниманием и такой тщательностью в кругу макарьевских книжников создавались хронографические томы Лицевого летописного свода. Недаром в монументальных ансамблях храмовых росписей и росписи Долотой палаты такое значительное место отводилось историческим и ветхозаветным сюжетам, отбиравшимся по принципу непосредственной аналогии. [А. Е. Пресняков. Летописное дело в XIV — ХЧ1 вв.— «История русской литературы до XIX», т. 1. М., 1916, стр. 266; его же. Московская историческая энциклопедия XVI в.— «ИОРЯС», т. V, кн. 3. C1I6., 1900, стр. 824 — 876; О. И. Подобедова. Миниатюры русских исторических рукописей, М., 1965, стр. 114 — 124.]

Одновременно весь цикл произведений изобразительного искусства пронизывался и идеей божественности единодержавной власти, ее богоустановленности, ее исконности на Руси и непосредственной преемственности царского достоинства от римских и византийских императоров и непрерывности династии «богоутвержденных скиптродержателей» от князей киевских и владимирских до государя московского. [С. В. Бахрушин. Научные труды, т. II, стр. 266, 321.]

Все это вместе взятое имело целью подкрепить и оправдать сам факт венчания на царство Ивана IV, обосновать дальнейший ход единодержавной политики не только в самом Московском государстве, но и перед лицом «православного Востока». Это было тем необходимее, что ожидалось «утверждение» венчания Ивана IV патриархом константинопольским, которое, как известно, осуществилось лишь в 1561 г., когда была получена «соборная грамота».

Не менее важное место в общем замысле занимала идея возвеличения военных действий Ивана IV. Его военные выступления трактовались как войны религиозные в защиту чистоты и неприкосновенности христианского государства от неверных, освобождающие христиан-пленников и мирное население от татар-захватчиков и утеснителей.

Наконец, не менее значительной представлялась тема религиозно-нравственного воспитания. Она трактовалась в двух планах: более углубленном с определенным философско-символическим оттенком в интерпретации основной христианской догматики и более непосредственно — в плане нравственного очищения и совершенствования. Последняя тема. имела еще характер личный — дело шло о духовном воспитании и самоисправлении юного самодержца.

Все эти тенденции или, точнее, все эти грани единой идейной концепции по-разному реализовались в отдельных произведениях искусства на протяжении всего грозненского царствования. Кульминацией в раскрытии и воплощении этой концепции явился период восстановительных работ 1547—1554 гг. и шире — время деятельности «избранной рады». После 1570 г. до конца царствования Ивана IV, как известно, резко сокращается объем работ в области изобразительного искусства, постепенно гаснет напряженность эмоционального содержания, ощущение единственности и избранности. Оно заменяется другим, более суровым, скорбным, порой трагедийным. Отзвуки торжества, самоутверждения, столь характерные в начальной поре, лишь изредка дают о себе знать в отдельных произведениях как запоздалые отблески былого, чтобы совсем угаснуть в начале 80-х годов. В конце царствования Грозного на первое место в художественной жизни выдвигается прикладное искусство. Если становится невозможным утверждать и прославлять идею единовластия как таковую, то естественно придать пышность дворцовому обиходу, дворцовая утварь, как и царская одежда, покрытые узорочьем и драгоценностями, нередко превращаются в уникальные произведения искусства.

Обращает внимание характер литературных работ, предпринятых в порядке «подготовки» к венчанию в кругу митрополита Макария. Среди них особенно следует выделить сам чин венчания на царство, с его непосредственной связью с «Скаванием о князьях владимирских». Рассказ о получении Владимиром Мономахом царского венца и о венчании его «на царство» содержится в Степенной книге [Степенная книга.— ПСРЛ, т. XXI, ч. I, стр. 188.] и Великих Минеях Четьих [Великие Минеи Четьи, сентябрь. СПб., 1869, стлб. 1308 — 1336.], т. е. литературных памятниках макарьевского круга. Начальные томы хронографической части Лицевого летописного свода, а также расширенная (по сравнению с иными списками Никоновской летописи) редакция текста первых шести листов Голицынского тома Лицевого летописного свода, также содержат повествование о начале княжения Владимира Мономаха в Киеве и о венчании его «на царство» регалиями, присланными византийским императором. [Подробнее об этом: О. И. Подобедова. Миниатюры русских исторических рукописей, стр. 115 — 117.]

В непосредственной связи с ними находятся миниатюры, украшающие хронографическую часть Лицевого свода, а также миниатюры первых шести листов Голицынского тома. В миниатюрах хронографической части Лицевой летописи, в свою очередь, находят дальнейшее раскрытие темы богоустановленности единодержавной власти, введения Руси в общий ход всемирной истории, а также идея избранности московского единодержавна. Таким образом, обозначается определенный круг литературных памятников. [Более ранние тексты, как, например, «Послание Спиридона Саввы», естественно должны связываться с эпохой Ивана Ш, в частности с событиями самого конца XV — первой половины XVI в. К числу памятников эпохи Ивана IV следует отнести еще ряд дипломатических документов, содержащих названный рассказ в качестве обоснования царского титула Грозного. Подробнее об этом см.: Р. П. Дмитриева. Скаванье о князьях владимирских. М.— Л., 1955; О.И. Подобедова. К вопросу о составе и происхождении Лицевого летописного свода второй половины XVIII.— «роблемы источниковедения», т. Х. М., 1961, стр. 302 и сл.]

Эти же темы получают дальнейшее раскрытие в росписях Золотой палаты, в рельефах царского места («мономахова трона»), воздвигнутого в Успенском соборе, в росписи портала Архангельского собора. Иконы, исполненные псковичами, казалось бы, чисто догматические по своему содержанию, несут в себе завязку, а быть может, и раскрытие темы священного характера войн, ведомых Иваном IV, богоизбранности подвига воинов, удостоенных венцов бессмертия и славы, что достигает кульминации в иконе «Церковь воинствующая» и в изображении Христа — победителя смерти в «Четырехчастной» Благовещенского собора. Эта тема в своей программной, наиболее разработанной форме воплощена в первой русской «батальной картине» — «Церковь воинствующая». Непосредственным раскрытием ее подтекста являются росписи усыпальницы Ивана IV (в диаконнике Архангельского собора), а также сама система росписей собора в целом (если считать, что дошедшая до настоящего времени его роспись полностью повторяет, как это утверждает Е. С. Сизов, роспись, осуществленную не позднее 1566 г.). [Е. С. Сизов. Датировка росписи архангельского собора Московского Кремля и историческая основа некоторых ее сюжетов.— «Древнерусское искусство. XVII век». М., 1964, стр. 160—174.]

Если даже остаться в пределах самых осторожных предположений о сохранении более ранней росписи, нельзя не видеть, что воинские темы, входящие в состав стенописи, непосредственно ведут к циклу ветхозаветных батальных сцен в росписи Золотой палаты, в которых современники находили прямые аналогии с историей казанского и астраханского взятия. К этому следует прибавить темы личные, «автобиографические», если так можно говорить о сюжетах стенописи Архангельского собора (гл. об усыпальницы Грозного) и Золотой палаты, а отчасти и иконы-картины «Церковь воинствующая».

Наконец, основной христологический, или символико-догматический, цикл икон, выполненных по «государеву заказу», [Помимо «Четырехчастной», это были сохранившиеся до нашего времени «Распятие в притчах», «Обновление храма... воскресением», а так же «Верую», «Троица в деяниях», «Страшный суд» и «Достойно есть».— «Ровыск или список о богохульных строках и о сомнении святых честных икон дьяка Ивана Михайлова сына Висковатого в лето 1533». ЧОИДР, кн. 2, отд. Ш, М., 1858, стр. 2; Н. Покровский. Очерки памятников христианского искусства и иконография, СПб., 1900, стр. 347] связывается с основными композициями росписи Золотой палаты, являясь наглядным выражением всей системы религиозно-философских взглядов той группировки, которую принято именовать «правительством 50-х годов» и которая включала и представителей «избранной рады», и главу русской церкви — митрополита Макария. Будучи обращенной к относительно широким народным кругам, эта роспись имела и иную цель — постоянное напоминание основных религиозно-философских принципов молодому царю, чье «исправление» взяли на себя его самые приближенные из членов «избранной рады». Об этом говорит и наличие в системе росписи Золотой палаты композиций на тему Повести о Варлааме и Иоасафе, в которых современники склонны были видеть историю нравственного обновления самого Ивана IV, а под Варлаамом подразумевать все того же всесильного Сильвестра.

Таким образом, перед нами как бы звенья единого замысла. Темы, начинаясь в одном из памятников, продолжают раскрываться в последующих, читаясь в прямой последовательности в произведениях равных видов изобразительного искусства.



Читайте далее: «Благословенно воинство небесного царя» или «Церковь воинствующая»

 → Главная   → Библиотека   → Московская школа живописи при Иване IV. Подобедова О.И.   → Грандиозные замыслы  
 
 
  Икона «Апостол Петр»
Икона «Апостол Петр»
«Живопись Обонежья»

Икона «Деисус»
Икона «Деисус»
«Русский музей»

Икона «Сошествие во ад»
Икона «Сошествие во ад»
«Русский музей»

 
 
 
© Иконовед.рф. 2015-2019.   
Информационно-познавательный сайт об иконах, древнерусской живописи, истории, искусству и этнографии. Советы и рекомендации об оценке, продаже, покупке, экспертизе, атрибуции, реставрации икон

Группа Иконовед в социальной сети Facebook  Иконоведы в социальной сети Вконтакте

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
 
 
О проекте
Контакты
E-mail
Карта сайта

Продать икону
Где продать икону?
Как продать икону?
Сколько стоит икона?
Купить икону

Секреты реставрации
Сюжеты икон
Заметки иконоведа

Библиотека
Живопись Обонежья
Московская школа при Иване IV
Древнерусское искусство
Музей имени Рублёва