Иконовед. История, культура, искусство


Иконовед. Библиотека
 
  Продать
икону
Купить
икону
Секреты
реставрации
Сюжеты
икон
Заметки
иконоведа
Библиотека  
 
 

БиблиотекаЖивопись Обонежья. Смирнова Э.С.Московская школа живописи при Иване IV. Подобедова О.И. К постановке вопроса - 1К постановке вопроса - 2Общее содержание работМосковское восстание после пожара 1547 годаВосстановительные работыДело государственной важностиГрандиозные замыслы«Благословенно воинство небесного царя» или «Церковь воинствующая»«Благословенно воинство небесного царя». Символика и состав действующих лиц«Благословенно воинство небесного царя» и идейный замысел росписи усыпальницы Ивана IVРосписи Архангельского собора. Темы войны, веры и царского родословияОсобенности росписи диаконника Ивана IVНовгородско-псковская ересь и тенденции нестяжательства"«Четырехчастная» икона и московский собор на еретиков 1554 г."Четырехчастная икона. КомпозицияЧетырехчастная икона. Анализ образовЧетырехчастная икона. Чтение содержанияЧетырехчастная икона. Религия и идеологияЧетырехчастная икона. Апокалиптические мотивыЧетырехчастная икона. Кульминация цикла икон после пожара 1547 годаЧетырехчастная икона. Иллюстрации евангельской историиЧетырехчастная икона. Символика и догматикаЗолотая палатаЗолотая палата. Евангельские притчиЗолотая палата. Аллегорические образы и символикаЗолотая палата. Изображения святых воиновЗолотая палата. Воинская доблесть и воинский идеалПриложение. Реконструкция Золотой палатыЛицевой летописный сводЛицевой летописный свод как энциклопедия ХVI векаВоинские сюжеты в Лицевом сводеДатировка и состав хронографов Лицевого летописного сводаМиниатюры Лицевого летописного сводаХудожественная мастерская митрополита МакарияДревнерусское искусство. Порфиридов Н.Г. Музей древнерусского искусства им. А. Рублёва. Л.М.Евсеева, В.Н.Сергеев.


Приложение

К.К.Лопяло
К примерной реконструкции Золотой палаты Кремлёвского дворца и ее монументальной живописи

Примерная реконструкция Золотой палаты и схематическая реконструкция ее монументальной живописи была выполнена на основании описи стенописных изображений Золотой палаты государева двора, составленной в 1676 г. иконописцем Симоном Ушаковым и подъячим Никитой Клементьевым.

Очень подробная опись дает возможность довольно образно представить отдельные фрагменты живописи Золотой палаты. Но чтобы получить представление о всей живописи в целом в связи с интерьером Золотой палаты, необходимо знать, что представлял собой великокняжеский дворец Ивана III и архитектура Москвы того времени в их историческом развитии.


Реконструкция росписей Золотой палаты Кремлёвского дворца
Открыть все рисунки реконструкции в отдельном окне


Известно, что Москва исторически сложилась как радиально-кольцевая система: причем, основным градообразующим элементом ее явился двор со всеми его постройками и деталями внутренней планировки. В результате Москва приобрела живописно пространственный обрав с ее деревнями, монастырями, садами и Кремлем в центре. Государев двор явился основным связующим звеном архитектуры Кремля.

«Иван освободил Москву от татар,— писал Маркс,— не путем решительного удара, а посредством упорного, почти двадцатилетнего труда. Почти в три рада была увеличена территория Московии, а успехи в военной, политической и экономической деятельности превратили ее в колоссальную империю, и изумленная Европа искала с ней союза».

Центр Москвы — Кремль — должен был получить облик, отвечающий новому положению русского государства, и Иван Ш превратил Москву на все время своего царствования в большую строительную площадку. К строительству были привлечены лучшие московские, новгородские, псковские и зарубежные зодчии, а в 1476 г. 22 апреля в сопровождении русского посла Семена Толбузина прибыл в Москву Аристотель Фиоравенти вместе с сыном Андреем и парубком «Петрушею» (будущий Пьетро Антонио Солари).

С приездом Аристотеля возник грандиозный план перестройки Кремля и укрепления Москвы кольцом крепостей-монастырей, что и начали осуществлять. Так, например: Симонов монастырь был целиком построен при Иване III не без участия Аристотеля Фиоравенти.

Постройка нового великокняжеского дворца началась в 1484 г. перестройкой Благовещенской церкви и построением Набережной палаты, а возле нее, с набережной стороны,— Каменного двора, на котором в 1485 г. был заложен обширный каменный погреб. В 1487 г. Марко Руфо и Пьетро Антонио Солари заложили «палату великую на месте, где терем стоял», т. е. по набережной стороне. эта большая палата впоследствии называлась Набережной. В 1491 г. Пьетро Антонио построил большую палату, названную Грановитой. Весной 1492 г. Иван Ш окончательно решил строить себе каменный жилой дворец. Однако пожар 1493 г. приостановил работы. Сгорел не только весь Кремль, но и весь посад вокруг Кремля.

Постройка каменного дворца по-настоящему началась в 1499 г. с мая месяца, «когда великий князь заложил двор свой камен, палаты каменные и кирпичные, а под ними погреба и ледник на стороне двора, у Благовещенья; да и стену каменную заложил от двора до Боровицкой стрельницы» (Царственная книга). Строителем этого дворца был Алевиз Фрязин. Постройка его была закончена в 1508 г.

Иван III умер 25 апреля 1505 г., а переход великого князя Василия III на новоселье в новый дворец не означал завершения его постройки. Окончательно готовы были, вероятно, только жилые хоромы. В остальных помещениях, в каменных приемных палатах работы еще продолжались. Это видно из того, что повеление расписывать Благовещенский собор русскому мастеру Феодосию Дионисьеву с братией было отдано только в 1508 году, а конечно, росписи главного дворцового храма должна была предшествовать роспись палат. Следовательно, в ртом году была окончена лишь их архитектурная часть, но не внутренняя отделка.

Средняя палата была покрыта стенным письмом и по олочена, вскоре после того, уже в 1514 г., она называлась Золотой. Остальные, вероятно, были украшены лишь орнаментом или, быть может, фряжским травяным письмом так называемых трав, пло дов, птиц и пр. Такое заключение можно сделать из того обстоятельства, что главная ив палат — Грановитая — была расписана бытейским письмом только в конце XVI в.

Вероятно, дворец строили по готовому проекту, возможно, выполненному Фиоравенти. Можно предположить, что роспись Золотой палаты исполняли Феодосий и Дмитрий Дионисьевы сразу же после работы над росписью Благовещенского собора. Вспомним, что Фиоравенти и Дионисий имели творческие контакты, поскольку роспись Успенского собора вел Дионисий, а строителем был Аристотель, и роспись главной приемной палаты, созданной наподобие византийских приемных палат, могла быть доверена сыну прославленного живописца. С росписью Феодосия палата просуществовала до 1547 г. Ее наружный вид можно представить по изображению на детали резного костяного трона Ивана III и по описанию пожара 1547 г.: «В царском дворе погорели на палатах кровли и избы деревянные и палата, украшенная золотом...» (Царственная книга, л. 297 об.). Такова примерная реконструкция Золотой палаты Ивана III до пожара 1547 г.

Для возобновления сгоревших икон и стенописи в церквах и палатах «Государь послал по иконописцам в Новгород и Псков и в иные грады и иконописцы съехались и царь-государь велел им иконы писать, а иным повелел палаты подписывать».

При этом возобновлении приемная средняя золотая палата была расписана новым стенным бытейским письмом под непосредственным наблюдением Сильвестра. Новая стенопись настолько отличалась от прежней, что, как известно, вызвала возмущение ревнителей старины,и от их имени дьяк Иван Михайлов Висковатый выступил на борьбу с новшеством и его виновником Сильвестром. Висковатого возмущали те новшества в иконописи, где изображались аллегорические сюжеты, близкие к античной мифологии, осуждались им и работы новгородских и псковских мастеров.

Сени Золотой палаты, вероятно, были расписаны после похода Ивана Грозного на Астрахань в 1556 г., что подтверждается следующим фактом — окна Золотой палаты были выложены витражом из разноцветных стекол с изображением портретов князей, Как пишет и Бартеньев, «существование их удостоверяется известием о посылке в 1556 г. Грозным оконничника Ивана Московитина в Новгороде с наказом «стекол оконничных равных цветов купить, купить и сколько мочно в тот же час прислать в Москву». Изображение портретов на стеклах в окнах Золотой палаты удостоверяется и рисунком Пальмквиста, изображающем прием шведского посла графа Оксенштерня 30 марта 1674 г. в Золотой палате Кремлевского дворца (Дневник Эрика Пальмквиста).

Большой пожар 1569 г., во время которого скончалась супруга Ивана IV Анастасия, вновь опустошил Кремль. Золотая палата была реконструирована. Так, Барберине (1565 г.) свидетельствует, что кровля дворца Грозного была покрыта золотом, а Михаил Литвин — что дворец украшен каменными изваяниями наподобие Фидиевых. По карнизу Золотой палаты была сделана иа подворных штук следующая надпись: «В лето [1561] августа повелением благочестивого и христолюбивого царя и великого княвя Иоанна Васильевича, всея России, Владимирского, Московского, Новгородского, царя Казахского и царя Астраханского, Государя Псковского и великого князя Тверского, Югорского, Пермского, Вятского, Белозерского и иных государств земли Ливонского града Юрьева и иных, и при его благородных чадях царевиче Иване и царевиче Федоре Иоанновиче всея России самодержца».

[В книге Бартенева есть следующее свидетельство: «Сохранением этих надписей мы обязаны любознательности барона Черкасова. Приехав в Москву, вместе с двором, в мае 1753 г., когда золотая палата была уже сломана, он пожелал видеть эту надпись. Но она была уже увезена ив Кремля вместе с кровельным материалом Золотой палаты (720 пудов 21,5 фунта медных листов и равных украшений, в числе них были и 63 подворных штуки с буквами надписи, два железных коня с флюгеров и 54 подворных штуки, расписанных травами). 200 пудов железа было увезено в московский Донской монастырь на кровлю колокольня, а вся медь вместе с надписью отправлена в Петербург, в Воскресенский монастырь для обивания церковных глав» (И. Бартенев. Московский Кремль в старину и теперь. М., 1916, стр. 195 и сл.).]

Вполне возможно предполагать, что скульптурные украшения были сделаны еще при Иване III. Вспомним, что Софьей Палеолог была, по-видимому, привезена в Москву большая библиотека, много картин и произведений прикладного искусства, а возможно, и скульптурные украшения.

Первоначальный вид Золотой палаты времен Ивана Грозного мы можем представить себе с высокой золотой кровлей, с двумя флюгерами на ней по концам в виде коней, украшенную балюстрадой со скульптурой, барельефами по фризу, с подзорными буквами надписи по карнизу и с расписными травами-штуками по архитраву.

В таком виде Золотая палата просуществовала до 1571 г., когда нашествие крымского хана Давлет-Гирея и возникший катастрофический пожар с ураганом уничтожил почти все, что можно было уничтожить: в Кремле «церкви каменные от жара исседались», а в государевых палатах, Грановитой .и Проходной «прутье железное толстое, что кладепо крепости для на связки, перегорело и перелопалось от жару». Елерт Каузе (1572 г.) писал: «В продолжение трех часов Москва выгорела так, что не осталось даже обгорелого пня, к которому можно было бы привязать лошадь. Огонь коснулся порохового погреба: от взрыву погибло остальное — взлетела крепостная стена на протяжении пятидесяти сажен и все городские ворота; проломы завалили, по недостатку дерева, мертвыми телами. В этот пожар погибло более 120 тысяч человек, имена которых известны, не считая женщин, детей и поселян, сбежавшихся со всех сторон в столицу; все они или задохлись, или утонули; или были перебиты. Вообще, описание этого события всегда останется ниже действительности, и кто его не видел собственными глазами, не поверит всей ужасной крайности бедствия. Вода реки Москвы, протекающей почти посредине города, сделалась теплой от силы пламени и красной от крови».

Можно предположить, что в этом огненном море с бурей расплавились купола Успенского собора, рухнули своды и расстались четыре великолепные коринфские капители, украшавшие круглые столбы и так приводившие в восторг москвичей, выполненные самим Аристотелем Фиоравенти. Подтверждение этому факту мы можем видеть в том, что «в 1624 — 1626 гг. каменных дел подмастерье Важен Огурцов и палатный мастер Джон Талер укрепляли, а может быть, и заново перекладывали своды перекрытий собора. Главы собора неоднократно горели и вновь восстанавливались. Западное кольцо собора распалось во время пожара в 1547 г.». [Н. Я. Тихомиров, В. Н. Иванов. «Московский Кремль».] Сгорели Золотая, Грановитая и Проходные палаты, погибла их стенопись.

Восстановительные работы в Москве при Борисе Годунове закончились грандиозным строительством, которым руководил Федор Конь. «Царская резиденция замкнулась в четыре кольца укреплений, имевших в общем 120 башен». Москва была окружена кольцом монастырей-крепостей (Новоспасский, Новодевичий, Донской, Симонов, Данилов, Коломенское) и даже «в подвале Василия Блаженного были устроены бойницы и ход в Кремль». Это был осуществленный план идеального города, о котором мечтал Антонио Аверлино и о котором фантазировал Аристотель Фиоравенти перед Иваном III и Софьей Палеолог.

Стенопись восстановленной Золотой палаты была исполнена при Михаиле Федоровиче вскоре после 1634 г., так как на гравюре иа книги Адама Олеария «Описание путешествии в Московию», изображающей прием голштинского посольства 19 августа 1634 года в Золотой палате Кремлевского дворца, стены изображены без каких-либо украшений, хотя весь интерьер уже восстановлен.

Реконструкция интерьера Золотой палаты рисуется в следующем виде, Палата была квадратной в плане (12 Х 12 м), что подтверждается планом Кремлевского дворga до 1753 г., выполненным в обмерах архитектором Карлом Вланком. Высота ее от нижнего уровня пола и до вершины свода купола была равна длине или ширине палаты. Ее внутренний вид мы можем представить себе по изображениям на рисунках: Олеария, Конрада-ван-Кленка, Пальмквиста, по изображению на миниатюре Летописного свода и по описанию, сделанному Симоном Ушаковым.

На рисунках Адама Олеария и Конрада-ван-Кленка Золотая палата имеет полукруглые окна и гранные полуколонны,переходящие черев капители в структуру щипцов и сводов, несущих купол. На миниатюре летописного свода стены имеют пилястры, черея капители переходящие в своды. У полуколонн на рисунке ван-Кленка есть базы в виде двойных волют, опирающихся на плинт. Система расположения живописи на сводах и на стенах, определяющаяся по описанию Симона Ушакова, дает подробную характеристику как образного строя, так и конструктивного решения Золотой палаты, а также расположения оконных.и дверных проемов, изразцовой печи в углу и царского места.

По изображению на рисунках, пол Золотой палаты имел от двух до пяти ступеней по бокам вдоль стен, где стояли лавки или стулья для бояр, так что сидящие на них придворные смотрели на принимаемых иностранцев как бы сверху вниз.

Резное царское место очень образно описано в дневнике у Марины Мнишек: «Весь трон был ид чистого долота, вышиною в три локтя, под балдахином ид четырех щитов, крестообразно составленных, с круглым шаром, на котором стоял орел великой цены, от щитов над колоннами висели две кисти ид жемчуга и драгоценных каменьев, в числе которых находился топаз величиной больше грецкого ореха. Колонны утверждались на двух лежащих львах величиною с волков. На двух золотых подсвечниках стояли грифоны, касаясь колонн. К трону вели три ступени, покрытые золотой парчой».

Стены и своды Золотой палаты и сеней были возобновлены в росписи яичной темперой не известными нам мастерами. Описание ртих росписей было сделано по повелению Алексея Михайловича в 1672 г. Характер изображения этих стенописей виден на рисунке ив дневника Эрика Пальмквиста, изображающей прием шведского посла графа Оксенштерна 30 марта 1674 г. в Золотой палате Кремлевского дворца. На стенах ивображены фигуры всадников и пехотинцев с оружием и трофеями, в рост человека, движущихся слева направо, т. е. по ходу часовой стрелки, что зрительно всегда усиливает движение.

Композиция стенописных изображений очень подробно и образно дана в описании Симона Ушакова, и на основании этого описания выполнена схематическая реконструкция живописи Золотой палаты и сеней в условной форме без утверждения стилевых качеств с примерной ориентировкой на существующую иконографию. Размещение стенописи укладывается только в ту архитектоническую структуру Золотой палаты, которая определяется описанием и соответствует выполненной реконструкции.

Основных отношений в цвете в описании дано очень мало: так, в цвете даны отношения деленого к желтому и как написано: «а около Еммануилова и того круга кругом половина золотая, а другая предельная», т. е. гамма астрономического спектра. Да еще «...подле того круга, к среднему окну, написан огненный круг держат четыре ангела под кругом, а в кругу написано; кони впряжены в одноколесную колесницу и в колеснице сидя ангел держит солнце. От того круга к крайнему большому кругу полкруга, и в нем меньший, лунный круг...», т. е. гамма астрономического спектра. И еще одно цветовое сопоставление: «подле врат осреди написан девичьим образом вовдух» [синее] «под тем воздухом и подле того ангел летящ в клине огненном»— опять гамма астрономического спектра. Эти цветовые отношения типичны для псковской-новгородской школы живописи. Можно предположить, что Золотая палата была расписана в гаммах и колорите астрономического спектра, и, очевидно, по контрасту с ней сени Золотой палаты были расписаны на основе физиологического цветового спектра, так как в описании живописи сеней встречаются сочетания желтого к синему и черного к белому.

[Поясним: отношения цветов друг к другу по периметру спектра следующие: оранжевый к желтому, желтый к зеленому, зеленый к голубому, голубой к синему, синий к фиолетовому, фиолетовый к красному или же, например, более контрастные отношения: красный к синему, синий к зеленому, зеленый к оранжевому, оранжевый к фиолетовому, фиолетовый к голубому, голубой к желтсму~ желтый к красному. Эти отношения образуют гамму астрономического цветового спектра, т. е. спектра радуги. Отношение цветов друг к другу по диаметру круга, т. е. к центру, таковы: красный к зелено-голубому, оранжевый к сине-голубому, желтый к сине-фиолетовому, зеленый к красно-фиолетовому, голубой к красно-оранжевому, синий к желто-оранжевому, фиолетовый к желто-зеленому.]

По мнению Бартенева, и «росписи Золотой палаты не отличались от традиционного шаблонного письма XVI в., образцы которого наполняют лицевые сборники, составленные при Гродном. Существующая ныне стенопись золотой царицыной палаты в Кремлевском дворце является удостоверением, что палатное письмо тождественно по своему характеру с этими рисунками...».

Если считать, что живопись золотой палаты по стилю была сходна с живописью царицыной Золотой палаты, то возможно было бы создать примерную реконструкцию фресок Золотой палаты.

В 1675 г. стены Золотой палаты были заново переписаны, о чем свидетельствует изображение на гравюре из описания путешествия Конрада-ван-Кленка (изд. 1677 г. стр. 40), где показан прием голландского посольства в золотой палате (в 1675 г.). Стены Золотой палаты изображены расписанными травами с изображением между окнами сюжетной живописи в виде отдельных картин, оконтуренных каймой. С этой живописью золотая палата просуществовала до 1752 г., когда она была разобрана вместе с Средней, Столовой и Набережной палатами и на сводах их подклетного этажа архитектор В. В. Растрелли в 1753 г. построил елизаветинский Кремлевский дворец.

Вольности в изображениях стенописи Золотой палаты (сюжеты, где изображены Феб, Диана, обнаженная лежащая женщина на фоне заходящего солнца, и многое другое) говорят о смелости полета мысли и большом таланте великолепных художников XVI в., работавших в России, имена которых остались нам неизвестными.

Что же касается анализа и сравнения живописи Золотой палаты, выполненной в основном раздельными картинами, и живописи сеней Золотой палаты, выполненной на стенах и сводах плафона в основном как фризовая композиция, то эта тема требует специальной исследовательской работы, а пока что мы предлагаем вниманию читателя только примерную реконструкцию золотой палаты, ее интерьера и схематической реконструкции живописи Золотой палаты и сеней золотой палаты по описанию Симона Ушакова.

Или же, например, более контрастные отношения: красный к зеленому, оранжевый к голубому, желтый к синему, зеленый к фиолетовому, голубой к красному, синий к оранжевому, фиолетовый к желтому, образуют гамму физиологического цветового спектра. так, например: если долго смотреть на красную вещь на белом фоне и затем ее быстро убрать, то на ее месте, на белом фоне мы ясно увидим зелено-голубое или же зеленое пятно (в зависимости от цветовосприятия), т. е., цветовые отношения, основанные на физиологии зрения (в цветовых спектрах могут быть взяты также первые и вторые-производные цветовых гамм с очень тонкими отношениями цветов друг к кругу).




Читайте далее: Лицевой летописный свод

 → Главная   → Библиотека   → Московская школа живописи при Иване IV. Подобедова О.И.   → Приложение. Реконструкция Золотой палаты  
 
 
  Икона «Апостол Петр»
Икона «Апостол Петр»
«Живопись Обонежья»

Икона «Деисус»
Икона «Деисус»
«Русский музей»

Икона «Сошествие во ад»
Икона «Сошествие во ад»
«Русский музей»

 
 
 
+7 (926) 842-15-79 (атрибуция, оценка)   +7 (906) 725-70-98 (каталог)

© Иконовед.рф. 2015-2020.   
Информационно-познавательный сайт об иконах, древнерусской живописи, истории, искусству и этнографии. Советы и рекомендации об оценке, продаже, покупке, экспертизе, атрибуции, реставрации икон

Группа Иконовед в социальной сети Facebook  Иконоведы в социальной сети Вконтакте

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
 
 
Продать икону
Где продать икону?
Как продать икону?
Сколько стоит икона?

Купить икону
Секреты реставрации
Сюжеты икон
Заметки иконоведа

Библиотека
Живопись Обонежья
Московская школа
Древнерусское искусство
Музей имени Рублёва

Контакты
О проекте
E-mail
Карта сайта