Иконовед. История, культура, искусство


Иконовед. Библиотека
 
  Продать
икону
Купить
икону
Секреты
реставрации
Сюжеты
икон
Заметки
иконоведа
Библиотека  
 
 

БиблиотекаЖивопись Обонежья. Смирнова Э.С.Московская школа живописи при Иване IV. Подобедова О.И. К постановке вопроса - 1К постановке вопроса - 2Общее содержание работМосковское восстание после пожара 1547 годаВосстановительные работыДело государственной важностиГрандиозные замыслы«Благословенно воинство небесного царя» или «Церковь воинствующая»«Благословенно воинство небесного царя». Символика и состав действующих лиц«Благословенно воинство небесного царя» и идейный замысел росписи усыпальницы Ивана IVРосписи Архангельского собора. Темы войны, веры и царского родословияОсобенности росписи диаконника Ивана IVНовгородско-псковская ересь и тенденции нестяжательства«Четырехчастная» икона и московский собор на еретиков 1554 г.Четырехчастная икона. КомпозицияЧетырехчастная икона. Анализ образовЧетырехчастная икона. Чтение содержанияЧетырехчастная икона. Религия и идеологияЧетырехчастная икона. Апокалиптические мотивыЧетырехчастная икона. Кульминация цикла икон после пожара 1547 годаЧетырехчастная икона. Иллюстрации евангельской историиЧетырехчастная икона. Символика и догматикаЗолотая палатаЗолотая палата. Евангельские притчиЗолотая палата. Аллегорические образы и символикаЗолотая палата. Изображения святых воиновЗолотая палата. Воинская доблесть и воинский идеалПриложение. Реконструкция Золотой палатыДревнерусское искусство. Порфиридов Н.Г. Музей древнерусского искусства им. А. Рублёва. Л.М.Евсеева, В.Н.Сергеев.


О. И. Подобедова.
Московская школа живописи при Иване IV

Четырехчастная икона. Иллюстрации евангельской истории



Композиции, иллюстрирующие в иконе «Распятие» евангельскую историю, можно разделить на три группы: морализирующие, подобные притче о вдовице, притче о сеятеле, о смоковнице; преобразовательные, к которым относятся притчи о распятии и крестной смерти, и такие, как притча о виноградарях, убивших сына хозяина сада и др. Несколько сюжетов, например, благословение апостолов на проповедь, иллюстрируют непосредственно евангельский рассказ, и наконец, последняя группа притч посвящена темам эсхатологическим. Это притчи о гибели Иерусалима и о кончине мира. Характерно, что последние сюжеты иллюстрируются несколько раз (см., например, левую часть второго регистра снизу), подробно интерпретируя равные изводы этих сюжетов у трех ия евангелистов (ср. Матфей, гл. 24, ст. 26 — 31; Марк, гл. 13, ст. 14 — 27; Лука, гл. 21, ст. 20 — 27). Тема троичности или единства отца и сына, столь настойчиво утверждавшаяся на соборе 1554 г., присутствуют и в этой иконе.

Так, в третьем регистре сверху (вплотную к среднику) помещено изображение «Нововаветной Троицы», в четвертом сверху — Ветхий денми, затем дважды встречается «Этимасия» и разверстые врата вверху ее. Все это сложное переплетение символических и повествовательных сюжетов объединяется содержанием средника — «Распятием», которое интерпретируется в окружающих клеймах (вернее, «строках») в плане морально-нравственном, философско-догматическом и историческом (как непосредственное завершение деяний Христа в его земной жизни).

Приблизительно то же членение сюжетов характерно и для второй иконы христологического цикла: «Обновление храма... воскресением». Средник иконы представляет собой «Воскресение» в виде «Сошествия во ад» не совсем обычной иконографии. Христос как бы выступает из сияющей золотыми ассистами мандорлы, попирая «вереи вечные» и извлекая из-за них Адама.

Позади Христа две пещеры. Из правой, вслед за Адамом, выходит Ева, Давид, Соломон, пророки, а внизу у ног Адама виднеется толпа поднимающихся ив глубины ада мужей и жен в белых одеждах. Слева, ив второй пещеры выходит Авель, а за ним виднеется группа праотцов и пророков и ближний из них, Предтеча, указывает на Христа остальным предстоящим. Как и в «Распятии» средник обрамлен «строками» сложных композиций на евангельские темы.

Сюжет от сюжета отделен архитектурой или горками. Верхние две «строки» иллюстрируют беседы Христа о предстоящих ему крестных страданиях и воскресении, а также изображены все моменты молитвенного обращения Христа к богу-отцу. И здесь, как и в «Распятии в притчах», настойчиво проводится идея единства первого и второго лица «Троицы».

Большинство из изображений иллюстрируют тексты Марка и Луки. Так, легко опознается в верхней строке (третий сюжет слева направо) спор с саддукеями о воскресении (Марк, гл. 12, ст. 18 — 27), проклятие смоковницы «читается» во втором клейме верхнего регистра и в первом второго. Беседе Христа с апостолами о грядущих страданиях и реплике Петру, начавшему «прекословить», посвящены третья и четвертая композиции второго регистра (Марк, гл. 8, ст. 31 — 33).

По бокам средника расположено по шесть «строк», содержание которых читается по горизонтали. Здесь эпизоды моления о чаше, целования Иуды, взятия Христа под стражу, суда у Анны и Кайяфы и отречения Петра. Мастер свободно сочетает тексты Марка, Луки и Иоанна. Так, согласно Марку (гл. 14, ст. 32 — 42), он изображает троекратное моление о чаше и троекратное обращение к спящим апостолам и одновременно — ангела, укреплявшего Христа (вторая композиция справа налево в третьем регистре,— Лука, гл. 22, ст. 43).

Среди эпизодов взятия Христа под стражу мы видим юношу, облаченного в плащ по нагому телу, о котором упоминается только у Марка (гл. 14, ст. 51-52 — вторая композиция слева направо в шестом регистре). Кроме того, художник руководствуется текстом Евангелия от Иоанна о троекратном вопросе Христа к страже: «Кого ищите?»; изображается падение стражников ниц после ответа: «Я есмь» (Иоанн, гл. 18, ст. 6, ср. вторую композицию справа налево в четвертом регистре).

То же можно наблюдать и в повествовании об отречении Петра, где подробно показаны стадии отречения, согласно Матфею, Марку и Иоанну: беседа со служанкой, обратившейся с вопросом: «И ты был с Иисусом Галилеянином?», вопрошения стоявших во дворе слуг, пение петуха, изображенного вверху башни; Завершается вся повесть об отречении плачем Петра, выходящего из ворот (Лука, гл. 22, ст. 62).

Столь же сложный сплав повествования евангельских текстов (главным образом за счет Евангелий от Марка и Луки) представляют собой два нижних регистра со сценами предания Христа Пилату: беседа Пилата с иудеями, допрос Христа, отослание его к Ироду, допрос у Ирода и оправдание (облачение в белые одежды) Христа, возвращение к Пилату, суд и предание на смерть. Одно из центральных мест (четвертая и пятая композиция слева направо во втором регистре сниЗу) Занимает возвращение Иудой сребренников первосвященникам, самоубийство Иуды и совет первосвященников о деньгах, которые суть «цена крови».

Таким образом, сложная система образов, передающих евангельскую историю, объединяет обе иконы: «Распятие в притчах» и «Обновление храма... воскресеньем, с той только разницей, что в первой объединены все преобразовательные сюжеты-притчи, раскрывающие смысл «искупительной жертвы» и ее значение в судьбах мироздания (напомним о преобладании эсхатологических сюжетов в нижних регистрах иконы «Распятие в притчах»), тогда как клейма, или «строки», иконы «Обновление храма... воскресением» передают главным образом эпизоды, непосредственно предшествовавшие осуждению Христа на смерть.

Слиянность текстов евангелистов Матфея и Марка, Марка и Луки, а порой всех четырех может объясняться двояко: либо мастер исходил из привычного текста Евангелия, либо пользовался сочетанием страстных Евангелий в составе чтений великого четверга. Во всяком случае, можно предположить, что мастера в равной степени руководствовались указаниями заказчиков и собственным эмоциональным восприятием текстов страстного цикла, издавна привычного по богослужениям великого поста.

Именно этим, очевидно, объясняется тщательный отбор всех особенно эмоциональных элементов рассказа как в молении о чаше, так и во взятии под стражу, а затем и суде над Христом. Во всех них отмечается «произволение» на смерть и искупительную жертву, торжество которой — победа над смертью и изведение праотцев из ада — представлено в среднике. Думается, что можно произвести некое разделение, отнеся философско-догматический смысл и особенности его интерпретации за счет общего замысла, сформулированного заказчиками, тогда как эмоциональная интерпретация все еще исходила от творческой личности мастера, а также определялась традицией.

Одной из характерных особенностей, указывающих на принадлежность к общему идейному замыслу всего христологического цикла, является последовательность, с которой проводится идея единства первого и второго лиц «Троицы». Поэтому в большинстве композиций изображен Ветхий денми, богоотец, благословляющий или соприсутствующий событиям евангельской истории.




Читайте далее: Четырехчастная икона. Символика и догматика

 → Главная   → Библиотека   → Московская школа живописи при Иване IV. Подобедова О.И.   → Четырехчастная икона. Иллюстрации евангельской истории  
 
 
  Икона «Апостол Петр»
Икона «Апостол Петр»
«Живопись Обонежья»

Икона «Деисус»
Икона «Деисус»
«Русский музей»

Икона «Сошествие во ад»
Икона «Сошествие во ад»
«Русский музей»

 
 
 
© Иконовед.рф. 2015-2019.   
Информационно-познавательный сайт об иконах, древнерусской живописи, истории, искусству и этнографии. Советы и рекомендации об оценке, продаже, покупке, экспертизе, атрибуции, реставрации икон

Группа Иконовед в социальной сети Facebook  Иконоведы в социальной сети Вконтакте

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
 
 
О проекте
Контакты
E-mail
Карта сайта

Продать икону
Где продать икону?
Как продать икону?
Сколько стоит икона?
Купить икону

Секреты реставрации
Сюжеты икон
Заметки иконоведа

Библиотека
Живопись Обонежья
Московская школа при Иване IV
Древнерусское искусство
Музей имени Рублёва